Конституционный суд уравнял чиновников с покойниками

Отныне о чиновниках следует говорить как на кладбище: хорошо или ничего. КС запретил интересоваться как чиновники тратят украденные деньги. Конец расследованиям и копаниям в грязном и недешевом бельишке чиновников. Отныне любое информационное вторжение в личную жизнь слуг народа будет трактоваться преступлением. Вряд ли теперь кто-то решится публиковать нечто критическое в адрес чиновников. По закону такую информацию даже хранить воспрещается. Кто не согласен – тому штраф и тюрьма.

Решение КС от 24 января нынешнего года не вызвало взрыва народного негодования, сопоставимого с тем, что случилось после приостановления работы ресурса ex.ua, с которого украинцы безоплатно скачивали самый разнообразный авторский контент. Между тем, это судебное решение грозит украинцам куда больше, чем необходимость платить за кино. Фактически КС объявил вне закона интерес прессы к личной жизни чиновников. А ведь личная жизнь, особенно у наших не очень одухотвореннях слуг народа, преимущество заключается в потреблении всевозможных благ – как самим чиновником, так и его окружением. И все эти блага имеют некую стоимость. Но коль мы не сможем поинтерсоваться как и сколько денег тратит чиновник, значит не сможем и задаться вопросом: а где он берет эти деньги? Хотя всем, членам КС в том числе, известно, что деньги чиновник получает большей частью поборами и воровством.

Итак, Суд обнародовал свое решение по делу по конституционному представлению Жашковского районного совета Черкасской области относительно официального толкования положений ч.ч.1, 2 ст. 32, ч.ч. 2,3 ст. 34 Конституции. Жашковские правдоборцы просили растолковать: что такое информация о личной и семейной жизни, а также является ли сбор, хранение, использование и распространение такой информации вмешательством в личную и семейную жизнь имярек.

Конституционный суд подтвердил самые худшие ожидания районных божков из Жашкова: информацией о личной и семейной жизни являются любые сведения о физическом лице: национальность, образование, семейное положение, религиозные убеждения, состояние здоровья, материальное положение, адрес, дата и место рождения, место жительства и пребывания и т.д., данные о личных имущественных и неимущественных отношениях этого лица с другими лицами, в частности, членами семьи, а также сведения о событиях и явлениях, происходивших или происходящих в бытовой, интимной, товарищеской, профессиональной, деловой и других сферах жизни лица, за исключением предусмотренной законами информации, касающейся осуществления полномочий лицом, занимающим должность, связанную с выполнением функций государства или органа местного самоуправления, должностных или служебных полномочий. А чтобы ни у кого не вкралось подозрения, что о чиновниках впринципе существует неконфиденциальная информация, суд также подчеркнул, что перечень приведенных данных не является исчерпывающим.

Но как же международные нормы, мы ж без пяти минут европейцы, воскликнет внимательный наблюдатель! Ведь существует же практика Европейского Суда по правам человека (ст.10 Конвенция о защите прав и основных свобод человека) "об определении границы приватности публичного и частного лица".

Действительно, по этому поводу европейцы утверждают: "Частная жизнь является очень широким понятием, которое не подлежит исчерпывающему определению " (Решение ЕСПЧ "Пек против Соединенного Королевства" от 28.01.2003 г.). К примеру, если служащий становится членом масонской ложи, то информация об этом не может нарушать его право на приватность (Дело "Н.Ф. против Италии").

Украинский КС выдержал формальные нормы приличий в отношении чиновников и политиков, информация о которых априори вызывает интерес общественности, разрешив обнародовать "определенную информацию", но только в том случае, если это не нарушает права их родных и членов их семей. Родные – это святое! Чиновники, думаем, намек поняли. Теперь достаточно оформить все особняки, яхты, бизнесы и банковские счета на жену – и воровать спокойно. Ибо редактор любого издания понимает: все опубликованное касательно окружения депутата, министра и пр. гарантирует проигрыш в суде.

Как утверждает правозащитница Елена Кабашная, "выполняя публичные функции, госслужащие являются наемными работниками граждан. Исходя из этого их право на приватность (rihgt to privacy) может подвергаться ограничению, учитывая публичный характер их деятельности".

Но гражданам и журналистам важнее что считает не Кабашная, а Конституционный суд. А последний настаивает: не лезьте своими грязными руками в личную жизнь чиновника!

А Конституционный суд пришел к выводу, что сбор, хранение, использование и распространение государством, органами местного самоуправления, юридическими или физическими лицами конфиденциальной информации о лице без его согласия является вмешательством в его личную и семейную жизнь. Такие действия допускаются исключительно в определенных законом случаях и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека. То есть, прежде чем поинтересоваться на какие такие средства имярек приобрел хатынку в Испании, общественности и журналистам не помешает получить разрешение. У кого? Наверное, у самого чиновника, доходами которого интересуются...

Весь контент масс-медиа рискует вскоре скатиться к сводкам погоды и публикации реляций пресс-служб.

Что уж говорить о журналистских расследованиях, методичном сборе и накоплении информации на сильных мира сего. Никаких досье, никаких подробностей. Элементарный пример: чиновник с зарплатой в пару тысяч гривен разъезжает на дорогущем лимузине. Можно, конечно, обратиться к нему за комментарием. Но, вы догадываетесь, что услышит журналист в ответ. Существует иной путь: поинтересоваться самостоятельно – на кого авто зарегистрировано. Предположим на супругу. Далее следует выяснить, какой бизнес за ней числится, насколько он прибыльный. И вдруг сбор информации о ее бизнесе затянулся. Сведения о принадлежности машины хранятся у журналиста дома (или в редакционном столе). И тут доблестные органы по заявлению чиновника делают выемку на рабочем месте журналиста и обнаруживают конфиденциальную информацию о слуге народа и его родне. Все: суд, решение о выплате материальной компенсации, а может быть штраф или лишение свободы. Товарищи журналисты: оно вам надо? Сходите лучше на пресс-конференцию и настрочите безобидную заметочку о том, как ведомство нашего чиновника выполняет и перевыполняет планы.

И что примечательно: нет гневных заявлений профсоюзов журналистов, нет петиций редакторов масс-медиа. Такое впечатление, что им от этого решения КС ни холодно – ни жарко. Если проанализировать содержание официальной прессы последних лет, возникает подозрение: Конституционный суд де-юре зафиксировал состояние прессы, в котором она уже давно пребывает де-факто. Правда, остается еще свободная площадка для "промывания косточек" чиновничеству: интернету Конституционный суд не указ! Но сегодня наметилось активное движение в сторону "решения интернет-проблемы".

Законодатель готовит новую редакцию Закона "Про защиту общественной морали" N7132 и проект Закона "Про внесение изменений к некоторым законодательным актам (относительно права детей на безопасное информационное пространство) " N8711.

Опуская законотворческую трескотню, упомянем то главное, ради чего, очевидно, эти изменения и проталкиваются. Если депутаты смогут достичь желаемого, то интернет-ресурсы будут блокироваться единственно решением Комиссии по вопросам защиты общественной нравственности. А по решению суда с серверов будет удаляться контент, который по мнению "экспертов" в погонах угрожает нравственным устоям государства. "Нравственные законотворцы" даже не понимают, что страничка в интернете для кого-то не просто личный дневник для всеобщего прочтения, но возможно и бизнес. Популярные ресурсы немалую долю доходов имеют с рекламы. И вот решением группы лиц ресурс закрывают или просто приостанавливают его деятельность. А если такой ресурс – это торговая площадка, которая чем-то не приглянулась моралистам? Его владелец остается без средств к существованию. И все это – без решения суда, без возможности обжаловать такое решение...

Кажется, два упомянутых начинания власти совпали во времени не случайно. Можно предположить, что готовится штурм на последний неподконтрольный оплот свободы слова – интернет. Если "пипл схавает", то очень скоро у нас с медиа будет полный порядок – как на кладбище. И повсеместно восторжествует кладбищенский принцип: о чиновниках говорить как о покойниках – хорошо или ничего.

Олег Ельцов УП
08.02.2012 09:00
Якщо знайшли помилку - повідомте нам, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter