Как в 1975-м из-за милиционера в Черкассах восстали против советской власти

Штурм жителями Врадиевки райотдела милиции сделал взаимоотношения народа и милиции одной из топовых тем в информационном пространстве. Интересно, что в августе 1975 года в Черкассах инцидент с сотрудником милиции стал причиной массового протеста жителей города.
О тех событиях Провинция попросила рассказать известного журналиста Анатолия Ивановича Сысоя. В ту пору он работал заведующим организационным отделом Сосновского райкома КПСС.

Как в 1975-м из-за милиционера в Черкассах восстали против советской власти
Анатолий Сысой, 70-е годы

- В то время я работал заворгом в Сосновском райкоме партии, - вспоминает Анатолий Иванович. - Это было в пятницу, в последние дни августа. Конец рабочего дня, на троллейбусе я ехал домой. За железнодорожным мостом на Комсомольской (теперь Смелянская) водитель остановился. «Троллейбус дальше не едет…». Пассажиры вышли из салона. Перед нами стояло еще несколько троллейбусов. Что делать – пришлось идти пешком. До квартиры, в которой жил тогда с семьей, было 2 квартала. Когда подошел к перекрестку Комсомольская-Вернигоры, увидел много людей. Как я позже понял, волнения только начались. Крики, возгласы…
Как выяснилось впоследствии, произошло вот что. Ехал на мотоцикле с коляской старший лейтенант из вневедомственной охраны мясокомбината. Перед светофором на перекрестке Комсомольская-Вернигоры сбросил скорость. Загорелся зеленый, милиционер стал разгоняться. А от пушки (памятный знак, установленный на перекрестке улиц Вернигоры и Смелянской в честь освобождения Черкасс от фашистов, - Пров.) через дорогу начал перебегать парнишка. Как получилось? Его отец, слегка подшофе, остался с одной стороны дороги, мать – на другой. Ребенок бежал к матери, на красный свет. Чтобы избежать столкновения, старший лейтенант принял вправо и ручкой мотоцикла задел пацана. Мать заорала. Старший лейтенант сразу усадил её в коляску, ребенка – на руки, и поехал в медпункт мясокомбината. Оказалось, ничего серьезного. У мальчика был просто ушиб. Они сразу же вернулись домой, и, как оказалось, даже не догадывались, что поневоле стали причиной волнений.
Как в 1975-м из-за милиционера в Черкассах восстали против советской власти
Памятный знак, возле которого прошла самая массовая антисоветская акция в Черкассах

…Движение по Комсомольской перекрыто. Троллейбус поворачивал с Вернигоры на Комсомольскую. Люди сорвали троллейбусные «рога» с проводов, вытащили водителя, разбили стекла…
Увидел, что на асфальте нарисованы контуры детского тела. Одна женщина бегала в толпе и кричала: «Вот здесь, здесь легавый сбил дитё, кинул в коляску и уехал!». Что интересно – нашлись в толпе провокаторы. Одна из них – местный почтальон. Она ходила и кричала: «Смотрите, вот здесь лежал сбитый ребенок…Вот кровь…Я все сама видела…». Какая кровь? Что она могла видеть, если ничего такого и близко не было?
И тут из кафе «Зустріч», на углу возле пушки, вывалили целое «кодло» мужчин, которых тогда иронично называли «химиками». Это – условно освобожденные заключенные, которые остаток тюремного срока работали на вредном производстве – предприятиях «большой химии». «Химиков» тогда в Черкассах было очень много, они буквально терроризировали город. Позже, когда проходило расследование, выяснилось, что в районе железнодорожного вокзала, в радиусе 500-та метров, работало 10 точек, где «наливали». Людей становилось все больше. Возле привокзальной площади тогда находилась много общежитий ПТУ и техникумов. До начала учебного года оставалось несколько дней, но пацанов этих было очень много. Видимо, проходили учебную практику. Кроме того, два только что построенных общежития были под завязку набиты этими «химиками». Они и создали фон для волнений.
Толпа все росла и росла. На мой взгляд, собралось до 5 тысяч человек. Перекресток Комсомольская-Вернигоры был полностью запружен людьми. Движение транспорта блокировано. Люди стояли до самого вокзала. И так случилось, что случайно я был первым партийным работником, очутившимся в эпицентре событий…
Спустя какое-то время приехали работники двух райкомов, представители горкома КПСС, некоторые обкомовцы. Появился прокурор области. Через мегафон он стал убеждать людей: «Товарищи, расходитесь!». Однако тут же в его машину полетели камни и кирпичи. Стекла прокурорской машины разбили. .
После этого в толпе стали кричать: «Долой советскую власть!», «бей коммунистов!». Первый секретарь горкома партии Юрий Михайлович Радченко сказал всем нам: «Что вы здесь стоите? Идите к людям, успокойте их и убеждайте разойтись!».
Я вышел к перекрестку напротив пушки. Обращаюсь к группе людей: «Товарищи, расходитесь! Вы же видите, тут кучка этих «химиков» бегает, а вы фон создаете…». Надо отдать должное – люди стали расходиться. В основном, те, кто постоянно проживал в этом районе.
В это время случился трагический случай. Как стало известно позднее, в одном из цехов мясокомбината случилось возгорание. На место пожара, по Комсомольской, ехало три пожарные машины. Кто-то крикнул: «А, сейчас будут разгонять…». Люди стали цепью и остановили пожарных. Вытащили из салонов водителей, избивали…Открыли на машинах капоты и сорвали наконечники со свеч, чтобы машины никуда не ехали.
Ситуация выходила из-под контроля. Еще чуть-чуть – и, перефразируя Пушкина, начался бы «черкасский бунт», бессмысленный и беспощадный.
Привезли взвод курсантов Черкасского пожарного училища (оно только-только было образовано). Юнцов-первокурсникы стали цепью и они начали оттеснять людей с проезжей части. И тут какая-то светловолосая девчонка, отчаянно закричав, кинулась на курсантов. За ней бросились «химики». Курсантов смяли, их форма – фуражки, портупеи, ремни, пуговицы – валялись по всей привокзальной площади. Курсантов спешно убрали от греха подальше.
По моему мнению, заводилами беспорядков была кучка «химиков», от силы человек 20-ть. В каком только месте начиналась заварушка, крики, там обязательно были эти ребята.
…Во дворе жилых домов, за пушкой, был пункт охраны общественного порядка. Я пошел туда за участковым и увидел три машины ГАЗ-66. В них сидели солдаты с автоматами. Я так понимаю, на всякий случай…
Вспоминаю, что когда я разговаривал с людьми, та же светловолосая девушка стала орать: «Это партработник! Обком Компартии!». Мне стало страшно…Рядом с ней стоял, видимо, ее парень, который уже двинулся было в мою сторону. Но мужики на него накинулись: «А-ну, отойди…». И он исчез.
…На площади было очень много учащихся ПТУ и техникумов. Слетелись, как воробьи. Не то что я хочу сделать себя каким-то выдающимся участником событий, но мне в голову пришла мысль. Говорю второму секретарю горкома Владимиру Ивановичу Патрушеву: «Пусть кто-нибудь скажет в мегафон пэтэушникам, что если они до 23.15 не вернутся в общежития, то будут считаться зачинщиками беспорядков». Как только это несколько раз повторили в мегафон, толпа очень быстро рассосалась. Этих «химиков – бузотеров» стало видно. И милиция начала их задерживать.
В толпе было немало сотрудников КГБ. Они фотографировали людей, и даже провоцировали некоторых. Я запомнил мужчину, который шел с водительских курсов, и был просто зевакой, никакого участия в заварухе не принимал. Кагебисты выдернули у него тетрадку, с которой он ходил на занятия. А там его фамилия. Они его стали подзуживать: «Давай, давай…». А он уже выпил в кафе, вдруг схватил камень и начал бить стекла в троллейбусе. За это получил после 6 лет…
В общем, как мне рассказывал секретарь парткома черкасского управления КГБ (он у нас стоял на партийном учете), в городе арестовали 42 человека. В основном – «химиков». Все они были осуждены на закрытых судах…
24.07.2013 12:15
Якщо знайшли помилку - повідомте нам, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter