Дом на Мытнице дал трещину в 14 этажей

Дом на Мытнице дал трещину в 14 этажей В принципе, никто из нас не застрахован от покупки некачественного, а то и откровенно бракованного товара. Нередки случаи, когда в таких ситуациях производители и продавцы стремятся уйти от ответственности и оставляют покупателя один на один с возникшими проблемами. Но когда таким товаром становится квартира, купленная за сумасшедшие деньги, то это уже можно отнести в разряд жизненных трагедий с непредсказуемыми последствиями.
Где тонко, там и рвется
Дом №38 по улице Героев Сталинграда имеет три подъезда, каждый из которых представляет собой как бы отдельный дом, и в третьем из них развернулись воистину драматические события.
Этот дом-подъезд был построен ОАО „Черкасибудматеріали“ (ЧБМ) и сдан в эксплуатацию в июле 1999 года. Тогда же руководство ЧБМ обратилось в РЭУ-1 (сегодня СУБ „Мытница“) с просьбой взять этот дом на тех-обслуживание. И уже в сентябре того же года был заключен соответствующий договор между начальником РЭУ-1 Ириной Музыкой и гендиректором ЧБМ Василием Плетенем.
Первые тревожные звоночки прозвенели уже спустя 3-4 года после заселения: „Мы вселились в дом 10 лет назад, и в одной из комнат на стене обнаружили трещину. Правда, она была совсем тоненькая, и мы не придали этому особого значения“, — вспоминает жительница дома Ирина. А уже в сентябре 2009 года житель одной из квартир во время ремонта оторвал старые обои и обнаружил, что трещина приобрела угрожающие размеры. И самое страшное, что была она на капитальной внешней стене. Естественно, он тут же обратился в СУБ.
— Мы сразу пришли в эту квартиру, поставили на эту трещину маячки — от подвального помещения до техэтажа — и стали за ней наблюдать. И уже через некоторое время стало ясно, что трещина прогрессирует — особенно в периоды, когда идет замерзание или оттаивание грунта. Когда мы это увидели, то обратились в институт „Черкасицивільпроект“ с просьбой исследовать эту трещину, и дать техническое заключение — чем это вызвано и какую угрозу это несет жильцам?“, — говорит директор СУБ „Мытница“ Мария Бондаренко.
Шараш-монтаж
Работы по обследованию, оценке технического состояния подъезда оплатил горисполком (120 тыс. грн), и вердикт проектного института был шокирующим. Судя по заключению специалистов, во время строительства были нарушены важнейшие нормы — как в забивании свайного поля (на Мытнице фундаменты свайные), так и в самой кладке кирпичной стены. В результате дом дал усадку на один угол, вследствие чего „возрастает фактор угрозы для проживания жильцов“. А наружные стены и фундамент „непригодны к нормальной эксплуатации“. Проще говоря — допущен грубейший строительный брак, который грозит самыми непредсказуемыми последствиями для жизни и здоровья проживающих там граждан.
На этом фоне „мелочью“ кажется то, что выходя из подъезда, жители подъезда всегда с опаской посматривали вверх — не летит ли на них керамическая плитка, которой был облицован фасад дома. „Эта работа была выполнена крайне некачественно и плитка вскоре стала облетать. Были случаи, когда она падала прямо под ноги людям, и только чудом никто не пострадал. Поэтому мы неоднократно нанимали высотников, и они отбили всю плитку, которая держалась на „честном слове“, — говорит Мария Бондаренко.
Не остался в стороне и горисполком — в феврале 2012 года дом посетила специальная комиссия по чрезвычайным ситуациям и по вопросам техногенной безопасности в составе 14 человек. В результате был составлен протокол, которым СУБу предписывалось и в дальнейшем вести наблюдение за прогрессирующим развалом дома, а Черкасскому городскому департаменту ЖКК поручено выявить собственника этого дома — чтобы дальнейшие вопросы решать с ним.
Я — не я, и лошадь не моя
И тут начинается самое интересное. Еще до визита вышеупомянутой комиссии горисполкома руководство СУБа „Мытница“ неоднократно обращалось к неоспоримым собственникам данного дома — руководству ОАО „Черкасибудматеріали“. Конкретно — к генеральному директору Василию Григорьевичу Плетеню, чтобы он обратил внимание на опасные дефекты и принял адекватные меры. Однако реакция застройщика всегда была одна и та же — нулевая. А когда его вызвали на комиссию, он прямо заявил: мол, дом не наш, и ответственность за него мы не несем.
Чтобы доказать очевидное, директору департамента ЖКК Александру Рыджаничу пришлось обращаться в бюро технической инвентаризации. Неожиданностей не последовало: ответ БТИ четко указывал, что собственником 3-го подъезда дома №38 по ул. Героев Сталинграда зарегистрировано ОАО „Черкасибудматеріали“ — на основании свидетельства о праве собственности от 12.08.1999.
Пока шли все эти официально-бюрократические мероприятия, трещина неумолимо расширялась: только по одному из последних замеров — на 7 миллиметров всего за две недели. А жильцы подъезда неоднократно звонили в СУБ, утверждая, что по ночам явственно слышен треск расползающейся стены. Поэтому в феврале этого года на место вышла еще одна комиссия горисполкома. Как и в прошлый раз, ее члены ужаснулись и постановили срочно решать вопрос с застройщиком-собственником (ЧБМ) об устранении дефектов. Однако и на сей раз в ответ на обращение СУБа реакция В.Г. Плетеня была стереотипной: дом не наш, мы его передали на полное обслуживание в СУБ „Мытница“ — вы и расхлебывайте (письмо от 7.03.2013).
Пока гром не грянет...
— Если бы дом был в коммунальной собственности, тогда бы еще можно было решать вопрос с горисполкомом. Но он имеет своего хозяина, поэтому по закону средства на капитальный ремонт и модернизацию не могут выделяться из городского бюджета. А поскольку в этом доме практически все квартиры куплены и приватизированы, то жильцы являются не только собственниками своих квартир, но и совладельцами дома. И они должны решать, кто должен финансировать капитальный ремонт, — поясняет Мария Бондаренко.
Правда, у некоторых жильцов теплилась надежда, что решить вопрос с финансированием поможет комиссия по чрезвычайным ситуациям и техногенной безопасности, но там на вопрос смотрят „со своей колокольни“. Оказывается, чтобы им просто вынести такой вопрос на повестку дня, нужно, чтобы чрезвычайное происшествие уже произошло. А это — либо 25% разрушений дома, либо необходимость отселения 300 жильцов, при наличии явной угрозы для их жизни. Иными словами, нужно, чтобы полностью обвалилась одна стена (это как раз 25%) — и только тогда „чрезвычайщики“ начнут шевелиться.
По смете, составленной институтом „Черкаси-цивільпроектом“, на усиление стен и устранение иных дефектов нужно ни много ни мало — 941 тысяча 726 гривен. Если эту сумму разбить только на те квартиры, по которым идет трещина (с 1 по 14 этаж), то на каждую придется 67 тысяч. Если же взять все 65 квартир в подъезде (ведь если стена рухнет, пострадают все), то сумма уменьшается до 14,5 тысячи — но для большинства и это неподъемная сумма.
Остается надеяться лишь на то, что кто-то все же заставит владельца и непосредственного виновника устранить допущенный строительный брак, но пока что все попытки повлиять на руководство ЧБМ закончились провалом. На сегодняшний день соответствующие обращения от жильцов и от департамента ЖКК направлены в прокуратуру. Что решат в этой инстанции, и смогут ли там повлиять на застройщика — покажет время.

Александр Полуянов Акцент
03.04.2013 10:35
Якщо знайшли помилку - повідомте нам, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter