Жалуйтесь, когда Вас убьют...Участковый из Черкасс, из-за бездействия которого убили женщину, ушел от наказания

Жалуйтесь, когда Вас убьют...Участковый из Черкасс, из-за бездействия которого убили женщину, ушел от наказания«Вашу маму уже не вернуть, а людям еще работать», — сказали в прокуратуре дочери убитой 46-летней Татьяны Толпыгиной и... закрыли уголовное дело
О трагической гибели Татьяны Толпыгиной (на фото) из Черкасс «ФАКТЫ» подробно рассказывали в апреле прошлого года. Женщину убил назойливый ухажер, который несколько лет не давал ей прохода. Устав от бесконечных угроз и преследований, Татьяна Толпыгина начала просить помощи у сотрудников милиции. Но не дождалась ее. Даже после того, как не понимающий слова «нет» мужчина вывез Татьяну в лес и избил, участковый ничего не сделал и отказал в возбуждении уголовного дела. Его возбудили лишь после того, как преследовавший Татьяну мужчина воплотил свои угрозы в жизнь и застрелил женщину из охотничьего обреза.

«Последние несколько месяцев она всегда носила с собой документы — чтобы, если что-то случится, ее хотя бы опознали»

Этот вопиющий случай вызвал немало откликов среди читателей. Многие убеждены, что в смерти женщины в равной мере виноваты как убийца, так и сотрудники милиции. А участковый, к которому Татьяна каждую неделю приносила заявления с просьбой ее защитить, даже... помогал преследовавшему ее мужчине.
— Об этом мы узнали позже, — рассказывала Оксана, дочь погибшей Татьяны Толпыгиной. — Сначала думали, что участковый просто не хочет работать. Он принимал у мамы заявления, но у него на все был один ответ: «Вы преувеличиваете». Не могли понять, откуда Виктор (так звали маминого поклонника) берет новые номера ее телефонов. Не успеет она купить новую sim-карту, как на этот номер тут же приходят угрозы. А потом мы проследили, что новый мамин номер у Виктора появляется сразу после того, как она пишет очередное заявление участковому (где указывает номер телефона). То, что Виктор как владелец пилорамы давно наладил с местными милиционерами связь, мы подозревали. Но не думали, что участковый начнет помогать этому негодяю.
Эффектная моложавая Татьяна Толпыгина познакомилась с Виктором в наркодиспансере, где она работала медсестрой. Виктор привел туда наркозависимого родственника, регулярно навещал его. Но встречались они недолго — вскоре Татьяна узнала, что Виктор женат, и заявила, что хочет прекратить отношения. Однако мужчина не собирался ее отпускать и продолжал названивать.
— Вскоре просьбы Виктора не бросать его стали похожи на угрозы, — вспоминает Оксана. — «Ты все равно будешь со мной, — заявил он маме. — У тебя просто не останется другого выхода». На телефон мамы начали приходить sms-ки с угрозами типа: «У молодой бабушки есть маленькая внучка. Бабушка за нее не боится?» Мы прекрасно понимали, что их писал Виктор. Его характерные фразы, его обороты. Мама написала в милицию заявление об угрозах. Там развели руками: сообщения приходят с разных номеров, поэтому не факт, что это один и тот же человек. Проверять, разумеется, никто не захотел. Нам отказали в возбуждении уголовного дела.
Тем временем террор продолжался. Виктор поставил маму «на маячок» — это такая функция в телефоне, с помощью которой можно отслеживать местонахождение человека. Виктор мог вечером позвонить и в подробностях рассказать маме, как прошел ее день, — он наблюдал за ней круглосуточно. Потом добрался и до ее коллег. Откуда-то взял номера их телефонов и начал присылать маминым сотрудницам сообщения с текстом: «Для Толпыгиной Т. В.» Дальше следовали какие-то глупости или угрозы. Однажды и вовсе развесил в больнице мамины фотографии с непристойными надписями. А вот какие она получала письма (текст приводим дословно, сохраняя орфографию и пунктуацию оригинала. — Авт.):

«Татьяна Владимировна. За подлость, жестокость, самоуверенность, предательство, лицемерие, вы имеете на сегодняшний день весь этот позор и унижение среди сотрудников наркодиспансера. Это не все в ближайшее время у меня будут номера телефонов всех водителей. Вам всеволиш нужно не бегать по силовым структурам — а ращитаться с людьми и извиниться перед ними. Если ваше самолюбие не позволяет вам это сделать — проблемы будут еще хуже. Вы сами видите что шутить с вами никто не будет, то что написано в СМС будет исполнено непременно. Подумайте над этим, это уже все довольно серьезно.
P.S. Время физического уничтожения еще терпит. Попробуйте вкус морального уничтожения!»


— На этом Виктор не остановился, — рассказывает Оксана. — Однажды он подстерег маму на улице, приставил к виску ружье и, силой затолкав в машину, вывез в лес, где сильно избил. На следующий день она сняла побои и отнесла в милицию очередное заявление. И опять получила... отказ в возбуждении уголовного дела. Мама поняла, что помощи ждать неоткуда: участковый не то чтобы ленился, он... помогал Виктору. Боясь этого безумца, мама лишний раз не выходила из дому. Тут позвонил участковый и попросил подъехать по поводу заявления. Но вместо милиционера маму в участке ждал Виктор! Она убежала.
Измученная женщина уже хотела бросить работу и уехать на заработки за границу. Но не успела. Уговорив Татьяну выйти во двор, чтобы «раз и навсегда попрощаться», одержимый поклонник вывез ее в лес и застрелил. На следующий день его задержали. Виктор признался в убийстве.
— Вот тут уже возбудили уголовное дело, — с горечью заметила Оксана. — Почему бы и нет, ведь труп-то есть? Значит, и основания появились. А когда мама стопками носила в милицию письма с угрозами, ответ был один: приходите, когда вас убьют... Понимая, что ее некому защитить, последние несколько месяцев мама всегда носила с собой документы — чтобы, если что-то случится, ее хотя бы опознали. Просматривая толстую пачку отписок из милиции, до сих пор не верю: неужели так бывает? Чтобы столько заявлений и доказательств, но никто даже не попытался помочь! Зачем тогда вообще нужны правоохранительные органы?

«Милиция не приняла мер для предотвращения преступления или пресечения его»

Публикация получила большой общественный резонанс. Возмущенные читатели присылали в редакцию письма и оставляли на сайте «ФАКТОВ» десятки комментариев.
«Неужели участкового не привлекут к ответственности? — возмущалась киевлянка Марина. — Заявления женщины где-то регистрировались, и у семьи имеются копии... А он по-прежнему сидит в кабинете, „охраняет“ покой граждан. Надейся и жди, что органы тебя будут защищать. Очень жалко Татьяну, погибла, по сути, ни за что...»
— В свое время сама попала в похожую ситуацию, — рассказала позвонившая в редакцию 37-летняя Лилия. — Начав получать письма с угрозами, я, наивная, пришла в милицию и очень удивилась, почему всем, мягко говоря, наплевать. Ходила в райотдел чуть ли не каждый день, пока не получила примерно такой же ответ, как Татьяна: мол, приходите, когда убьют. Жаловалась в прокуратуру, но все бесполезно. Это очень страшно — когда понимаешь, что никто не может тебя защитить. Вернее, может, но не хочет. Я даже приносила участковому деньги. Предположила, что он не хочет работать без вознаграждения. Но и это не помогло. После того как мужчина, который меня преследовал, напал на меня в подъезде и чуть не убил, пришлось бежать в другую страну. Здесь, на Западе, отношение полиции к людям совсем другое. Я же до сих пор посещаю психотерапевта...«
Историю Татьяны Толпыгиной рассказали многие центральные СМИ. А главный редактор «ФАКТОВ» Александр Швец отправил официальные письма министру внутренних дел Виталию Захарченко и Генеральному прокурору Украины Виктору Пшонке с просьбой обратить внимание на эту ситуацию и принять меры. Не прошло и недели, как в редакцию позвонили из пресс-службы прокуратуры Черкасской области и сообщили, что по факту служебной халатности сотрудников милиции возбудили уголовное дело.
— Теперь убийство мамы никому не сойдет с рук! — обрадованно сообщила дочь погибшей женщины Оксана. — Во всяком случае, так нам сказал вызвавший нас на допрос следователь прокуратуры. Нас заверили, что уже полным ходом идет расследование и виновные будут наказаны. Я сразу сказала, что главный виновник случившегося — участковый, который не только бездействовал, но и способствовал преступлению.
В пресс-службе прокуратуры «ФАКТАМ» сообщили примерно то же самое: пока дело возбуждено по факту служебной халатности, но вскоре оно будет переквалифицировано в отношении конкретных лиц.
«Прокуратура установила, что сотрудники Приднепровского райотдела милиции в городе Черкассы, ненадлежащим образом выполняя свои служебные обязанности, грубо нарушая требования уголовно-процессуального законодательства и Закона Украины „О милиции“, не провели всестороннее, полное и объективное исследование всех обстоятельств по заявлениям Толпыгиной Татьяны Владимировны, которая в течение 2010 года несколько раз обращалась в райотдел милиции по поводу применения к ней насилия и угроз со стороны бывшего сожителя, — говорилось в официальном сообщении пресс-службы областной прокуратуры. — Кроме того, как установила прокуратура, милиционеры не приняли всех возможных мер, чтобы предотвратить преступление или пресечь его, в результате чего в одном из лесных массивов Черкасского района мужчина нанес Толпыгиной огнестрельное ранение в область грудной клетки, от чего она скончалась».

«Ни на одном из заявлений участковый не расписывался, поэтому мы не можем привлечь его к ответственности»

Так начались сразу два досудебных следствия: по делу задержанного убийцы и по поводу милицейской халатности. Но если первое дело правоохранители довели до конца, то второе, имевшее даже больший резонанс, вскоре после громких заявлений и публикаций в прессе... закрыли.
— Дело по факту милицейской халатности действительно закрыто, — тяжело вздыхает дочь погибшей Оксана. — Мы рано обрадовались — все разговоры о том, что виновные понесут наказание, оказались пустыми заявлениями, которые должны были успокоить прессу. Нет, сначала меня действительно вызывали на допросы. И не только меня: следователь прокуратуры опрашивал свидетелей. Это мой муж, мамины коллеги, соседи. Все они видели и знают, как мама носила участковому пачки писем с угрозами. Более того, они видели, как мама вызывала этого участкового, как он приезжал к нам домой. Обещал разобраться и — выносил очередной отказ...
Но потом дело застопорилось. Меня убедили, что это нормально, — дескать, следствие не такой быстрый процесс, как хотелось бы. Так прошло несколько месяцев. Дело убийцы матери уже слушалось в суде, а здесь по-прежнему не было никаких новостей. Участковый при этом продолжал работать, на время следствия его даже не отстранили от должности.
Видя, насколько уверенно он себя чувствует, люди начали поговаривать, что дело замнут. Следователь прокуратуры убеждал в обратном. А когда я в очередной раз к нему пришла, сочувственно на меня посмотрел и признался: «Участковый наказан не будет. У нас на него ничего нет». «Что значит „ничего“?» — переспросила я. «Заявления вашей матери в райотделе регистрировали, — объяснил следователь. — Но ни на одном из них участковый не расписывался. Более того, он вообще нигде не ставил своих подписей. Поэтому мы не можем привлечь его к ответственности».
«Но он же обслуживает наш участок! — попыталась возразить я. — Да и при чем здесь подписи, если есть свидетели его бездействия? Это мой муж, мамины коллеги, соседи. Неужели их слова уже ничего не значат?» Подумав, следователь сказал, что есть один вариант. Поскольку на постановлениях об отказе в возбуждении уголовного дела расписывался не участковый, а выполняющие его приказы молодые сотрудники, можно привлечь к ответственности их. Но они, по словам следователя, выполняли поручения, не вникая в суть дела. Мне недвусмысленно намекнули, что их просто могут сделать козлами отпущения. «Вашу маму уже не вернуть, — сказал следователь. — А людям еще работать... Подумайте». От того, что я посажу за решетку невиновных, мне легче не станет. «Я готова еще раз привести всех свидетелей, дать показания, — сказала я. — Но накажите того, кто действительно виноват». Следователь так ничего мне и не ответил. Уголовное дело закрыли.
Тем временем убийцу Татьяны Толпыгиной приговорили к 13 годам лишения свободы. После того как проведенная в Черкассах судебно-психиатрическая экспертиза признала мужчину невменяемым, заговорили о том, что он может избежать ответственности за содеянное. Но киевские эксперты пришли к выводу, что убийца отдавал отчет своим действиям. Осужденный подал апелляцию, попросив дать ему семь лет лишения свободы. Апелляционный суд Черкасс оставил приговор в силе.
Всю прошедшую неделю «ФАКТЫ» безуспешно пытались получить комментарий в Черкасской областной прокуратуре, следователь которой закрыл уголовное дело. Но в пресс-службе ситуацию так и не прокомментировали.
— На этом все и закончилось, — подвела итог Оксана. — Участковый продолжает работать. Его вызывали в суд как свидетеля, но он сказал, что «уже ничего не помнит». На днях в городе прошел слух, что его повысили в звании. Не знаю, правда ли это. Только я уже ничему не удивлюсь...

Екатерина Копанева Факты
15.03.2013 09:35
Якщо знайшли помилку - повідомте нам, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter
10:24 15.03.2013 Alexs111:
Сажать таких участковых скотов только кто посадит (cenzored)такие же мрази только званием выше