Супермошенница из Монастырищенского района выманила у людей около 3 миллионов гривен "на депозитные счета"

Как оказалось, в афере замешана не только кассирша, но и руководители банковского отделения
Матильду Сомову (имя и фамилия изменены) в селе Халаидово прекрасно знали и любили. Приветливая, улыбчивая и главное — очень ответственная. Работая кассиром в местном отделении Сбербанка, Матильда Филипповна знала каждого жителя Халаидово. Пенсионерки охотно делились с ней своими проблемами, сердобольная женщина лично разносила им пенсии и даже ходила вместо них на почту оплачивать коммунальные услуги.
Однажды Матильда Филипповна заговорила о новшестве — депозитах. «Кладете деньги в банк, а он вам за это еще и проценты платит, — увлеченно рассказывала кассирша селянам. — К тому же банк государственный, не какая-нибудь шарашкина контора. Все же надежнее, чем хранить сбережения дома. А сейчас ведь участились кражи…» Местные жители были уверены: Матильда Филипповна плохого не посоветует.

«Что вы так разволновались? Вот выпишусь из больницы и все улажу»

— Сейчас в это трудно поверить, но для многих история началась еще десять лет назад, — говорит жительница Монастырища Мария. — Тогда Матильда Филипповна впервые рассказала людям о выгодных депозитах. Я узнала об этом только в конце прошлого года. Решив переехать в Монастырище, сын продал квартиру в Кривом Роге. Подходящий вариант мы здесь пока не нашли, и у нас на руках оставалась очень крупная сумма. Мне, признаться, было не по себе — не хотелось хранить в квартире тридцать тысяч долларов. «А я кладу деньги в банк, — как-то сказала мне сестра из села Халаидово. — Очень удобно — деньги в надежном месте, а я каждый месяц получаю проценты. Хочешь, познакомлю тебя с нашей кассиршей?»
Матильда Филипповна мне понравилась сразу. Организованная деловая женщина, видно, что профессионал. Селяне отзывались о ней очень хорошо. Она подробно рассказала мне об условиях депозитов, я подписала договор. С тех пор мы поддерживали связь. Кассирша даже сама мне звонила и предлагала прийти за накопившимися процентами. Приезжая в село, я каждый раз заходила в банк — поздороваться, перекинуться с ней парой слов. Казалось бы, недавно познакомились, но Матильда Филипповна как-то сразу к себе располагала.
Конечно, она была совсем не похожа на других сельских жителей. Красиво и явно дорого одевалась, все время ездила только на такси. Я даже однажды не удержалась и спросила: мол, неужели у вас такие хорошие зарплаты? «Да нет, это муж на заработках, — махнула рукой Матильда Филипповна. — Если бы не он, я бы, наверное, в обносках ходила. Сыновья никак не найдут работу. Откуда у меня могут быть деньги?»
Спустя несколько месяцев Мария с сыном подыскали подходящую квартиру. Договорившись с покупателем, женщина сказала кассирше, что хочет забрать свой вклад.
— Матильда Филипповна пообещала, что сама ко мне придет, — продолжает Мария. — Но пришла почему-то без денег. «Их пока нет, — сказала кассирша. — Будут только через пять дней». «Но у нас же через пять дней сделка! — заволновалась я. — Поэтому и позвонила вам заблаговременно». «Я все понимаю, — виновато вздохнула Матильда Филипповна. — Но и вы поймите — от меня это не зависит. Сегодня деньги забрали другие люди. Им нужно было аж 85 тысяч долларов, они договаривались еще раньше вас». Меня такой вариант не устраивал. В итоге Матильда Филипповна сказала мне прийти через два дня — дескать, к этому времени в банке уже должна собраться нужная сумма.
Но через два дня Мария так ничего и не получила. Кассирша долго не брала трубку, потом предложила женщине встретиться на следующий день и… опять не явилась.
— Я прождала ее больше часа, — говорит Мария. — Наматывая в банке круги, я спросила о своем депозите и других сотрудниц. «У вас депозит?» — почему-то удивились они. И, переглянувшись, заявили: «Это к Матильде Филипповне. Мы ничего не знаем…» Почему кассирши не было на рабочем месте, мне тоже никто не объяснил. В доме Матильды, куда я поехала после банка, сообщили, что она… в больнице. «Вроде плохо стало, — неуверенно сказали ее сыновья. — Что-то там с сердцем». Я — в больницу. Матильда действительно находилась в палате, но на больную похожа не была. Розовощекая, как всегда, с уложенными волосами, макияжем. «Что вы так разволновались?» — спокойно спросила она, закинув ногу на ногу. «Как это что? — взорвалась я. — Где мои деньги?» «Я завтра выпишусь и все улажу, — невозмутимо ответила кассирша. — Вы успеете подписать договор. Идите домой и не переживайте».
Когда на следующий день кассирша на работу так и не вышла, я пошла к управляющему отделением банка. Узнав, по какому я поводу, он начал меня успокаивать, а уже в кабинете сказал: «Я вряд ли смогу вам помочь. Дело в том, что ваших денег… нет».
Я подумала, что ослышалась. «Денег нет, — повторил управляющий. — Более того, в нашем банке вообще нет вашего счета». Я спросила, как такое может быть. Ведь у меня на руках есть сберкнижка, где кассирша лично писала, какие суммы я вносила! «Вы же их вносили в долларах, — сказал управляющий. — А наш банк валюту не принимает. Только гривни». «И что это значит?» — все еще не понимала я. «Афера, — тяжело вздохнул управляющий. — Матильда Филипповна оказалась аферисткой». Он был так спокоен, как будто речь шла о десяти гривнях. «А откуда вы знаете, что я давала доллары? — вконец растерялась я. — Вы тоже в этом участвовали?» «Боже упаси! — воскликнул управляющий. — Я просто… предположил».
Супермошенница из Монастырищенского района выманила у людей около 3 миллионов гривен "на депозитные счета"

Обманутые вкладчики не теряют надежды вернуть свои деньги, хотя и понимают, что шансов совсем немного

«Все это, конечно, нехорошо. Но вы ведь добровольно отдавали кассиру деньги?»

— Начав понимать, что происходит, я в прямом смысле потеряла дар речи, — продолжает Мария. — Когда-то со мной такое уже случалось после пожара — я не разговаривала несколько дней. Так и здесь. Мне стало плохо, сотрудницы банка начали отпаивать меня водой. Управляющий вызвал службу безопасности банка. Выслушав, в чем дело, они заявили: «Все это, конечно, нехорошо. Но вы ведь добровольно отдавали кассиру деньги? Или она вас заставляла?» «Вот видите, добровольно, — сказал второй сотрудник. — Значит, сами виноваты. Вы вряд ли вернете свои сбережения». Но ведь меня обманули! И я несла деньги не куда-нибудь, а в государственный банк. Откуда мне было знать, что в отделении сидят мошенники?
В тот же день Мария обратилась в милицию и в прокуратуру. Бегая по правоохранительным инстанциям, она случайно встретила жителя Халаидово, чьи родственники тоже имели в злополучном банке депозит. Вернее, думали, что имели.
— Я вложил в банк чуть меньше миллиона гривен, — вступает в разговор местный житель Роман. — Чтобы заработать эти деньги, уехал на Север и много лет работал там сутками, без выходных. Заработанное перечислял в Украину — здесь, в селе Халаидово, живет моя мама. Мы, как и другие односельчане, угодили в ловушку к Матильде Филипповне. Мама хорошо ее знала, кассирша приносила ей пенсию. Узнав, что я на заработках, предложила маме открыть депозит. Мы сначала сомневались, но, когда эти депозиты появились у половины села, решились. В первую очередь успокаивала мысль, что банк государственный, значит, никаких афер не должно быть. Придавало уверенности и то, что Матильда Филипповна каждый месяц выдавала людям их проценты. Мы проценты не снимали, я копил деньги, чтобы потом приехать и купить все сразу — и дом, и автомобиль.
Встретив мужа моей сестры, вкладчица Мария из Монастырища все ему рассказала. Я в тот момент еще был на Севере. А сестре в банке сказали то же самое: дескать, вас обманула кассирша, у нас нет ни вашего счета, ни ваших денег.
— И таких, как мы, — большая часть села! — берется за голову мать Романа. — От этой ошеломляющей новости у людей случались инсульты и сердечные приступы. Многие, как мы, потеряли все свои многолетние сбережения. Кто-то полжизни откладывал на жилье, кто-то на лечение. Один наш односельчанин вернулся из армии инвалидом и наконец собрал деньги на операцию. Узнав об этом, Матильда Филипповна рассказала ему ту же историю — и о выгоде, и о процентах. Он согласился и годами делал взносы. Кстати, Матильда всегда отличалась способностью первой обо всем узнавать. Не успеет человек, например, продать корову, как она уже у него на пороге: «Не хотите положить деньги на депозит?»
И если первое время кассирша намекала и советовала, то потом уже просто просила нас положить деньги в банк. Бывало, прибегала и спрашивала: «Может, вы бы и в этот раз вклад сделали? Конец месяца, у меня план горит. Если будет мало вкладов, начальству это не понравится». Мы по старой дружбе помогали. Узнав от Марии, что Матильда — мошенница, я тут же поехала к ней в больницу. Кассирша сидела поникшая. «Где наши деньги?» — с порога спросила я. «Их нет, — ответила Матильда. — Извините». «Как нет?! — воскликнула я. — А где они?» «Говорю же вам: их больше нет, — спокойно сказала кассирша. — Но вы на меня не обижайтесь. Деньги — это бумажки. Главное, чтобы вы были здоровы. А у вас семья, взрослые дети. Они заработают». «Ты хоть понимаешь, что с тобой люди сделают?» — спросила я. «Будете допекать — из окна выброшусь! — неожиданно взорвалась Матильда. — Оставьте меня в покое».
— Я тоже приходила к ней в больницу, — говорит Мария из Монастырища. — Матильда Филипповна заявила мне: «Деньги вы не вернете. За ними стоят влиятельные люди. Они проигрывали по полмиллиона за вечер». Я спросила, что она имеет в виду. «Это неважно, — ответила кассирша. — Я вам уже ничем не помогу».

«Если в банк приезжала проверка, таблички с фамилиями вкладчиков прятали — «чтобы не было лишних вопросов»

Вскоре против Матильды Филипповны возбудили уголовное дело. По предварительным подсчетам, женщина выманила у селян около трех миллионов гривен! Пострадавших около сотни. Среди них есть даже двоюродная сестра кассирши Екатерина.
— Сейчас все меня спрашивают: мол, неужели ты не догадывалась, — вздыхает Екатерина. — Да если бы догадывалась, разве каждый месяц отдавала бы Матильде ползарплаты? Не скажу, что мы с сестрой очень близки, но отношения у нас всегда были хорошими. Она часто приходила в гости. Но что интересно: к себе не звала никогда. Даже не знаю, с чем это связано. Положить деньги на депозит Матильда предложила мне несколько лет назад. Сказала, что сама так сделала и теперь всем рекомендует. С тех пор как ее задержали, мы не общались. Когда по селу пошли слухи, что сестра — аферистка, я начала ей звонить, но Матильда не брала трубку.
Пока идет расследование, правоохранители не рассказывают подробности дела. В милиции «ФАКТАМ» сообщили, что мошенницу арестовали, сейчас она находится в СИЗО. Тем временем выяснилось, что в афере замешана не только Матильда.
— Нас настораживало поведение управляющего банковским отделением, — вспоминает Роман. — В первый день он сказал, что наших счетов вообще не существует. Сразу возник вопрос: если счетов не было, как управляющий мог не заметить, что на стенде у входа в банк годами висела табличка с нашими фамилиями и суммами — каждый мог прийти и посмотреть, сколько у него на счету денег. Кстати, если приезжала проверка, эти таблички прятали — «чтобы не было лишних вопросов». На следующий день у управляющего уже была другая версия — мол, счета были, на них поступали деньги, но кассирша сразу их снимала. В качестве подтверждения он даже показывал наши регистрационные карты с мокрыми печатями — они лежали у него в сейфе. Мы писали заявления в милицию с просьбой обратить на это внимание. Нам сказали, что в отношении управляющего уже возбуждено уголовное дело, но он пока не арестован.
— Мы хотим, чтобы наказали всех виновных, однако даже это не главное, — говорит Мария. — Нам нужно вернуть свои деньги. У кассирши при обыске ничего не нашли. Так, может, стоит проверить других сотрудников отделения? Мы понимаем, что шансов вернуть вклады немного, но все же надеемся.
Чтобы выслушать точку зрения управляющего, «ФАКТЫ» перезвонили в отделение банка. Но там, услышав, что звонят из газеты, бросили трубку…
Екатерина Копанева Факты
25.07.2012 12:25
Якщо знайшли помилку - повідомте нам, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter