Родители погибшей 23-летней черкасщанки Ольги Шевченко уверены: их дочь убили и вырезали органы

Родители погибшей 23-летней черкасщанки Ольги Шевченко уверены: их дочь убили и вырезали органы  Третий месяц в черкасском морге №1 лежит тело 23-летней Ольги Шевченко. У нее разрезана грудина. Родители пытаются узнать, что случилось с дочерью.
Шевченко – жители Черкасс. 52-летняя Ирина Анатолиевна архитектор-дизайнер, 51-летний Владимир Владимирович возглавляет отдел на предприятии "Черкассытеплокоммунэнерго". Воспитали двоих детей.
Ольга окончила местный гуманитарно-правовой лицей и университет "Східний світ" в Киеве по специальности "китайская филология". В марте 2012-го должна была ехать в Китай на стажировку. Однако группу уже набрали, Ольгу попросили подождать до сентября. Она работала в столичной фотостудии "Фотоальянс", хотела подрабатывать переводчиком на Евро- 2012 - хорошо знала английский и китайский.
Утром 6 мая вышла на работу и исчезла.
- Нам позвонила коллега дочери, Ира, с которой они квартиру снимали, - говорит Владимир Шевченко. - Мы поехали в Киев, заявили в Шевченковский райотдел об исчезновении. Несколько дней сами ездили по тем местам, где могла бывать Ольга. Показывали людям фотографии. 11 мая звонит мне тесть: "Олю увидели на колеях".
Тело Ольги Шевченко нашли в Закарпатской области, на перегоне Воловец – Скотарское - в 1 тыс. км от Киева. Ни следов насильственной смерти, ни алкоголя в крови не выявили.
- Я поехал за дочерью сам. Мне отдали ее сумочку: там ни вещей личной гигиены, ни косметики. Ничего, что свидетельствовало бы, что Оля собиралась в дорогу, или шесть дней путешествовала. Милиционеры сказали, она прыгнула под поезд.
Шевченко не верят в эту версию. Начали собственное расследование.
- Если бы она прыгнула - были бы характерные травмы. А тело без синяков. Только на косточках рук царапинки. И над бровью разрублено и потом зашито. Синяка тоже не было - значит, разрубили уже после смерти.
Милиционеры считают, что раны на груди Ольги - от колес.
- Я спрашивал судмедэксперта: как она так прыгнула, что поезд ее не ударил, а попала сразу под колеса, - продолжает отец.
Владимир Владимирович проводит в комнату дочери. Здесь стоит компьютер Ольги, на полках - книги и мягкие игрушки. На каждый Новый год родители дарили ей игрушечного зверя, чей год начинался по восточному календарю. Много романов на английском. Читала их на языке оригинала. Владимир Владимирович показывает фотографии. На большинстве Ольга стоит с братом Сергеем, которому сейчас 19 лет.
Шевченко уверены: их дочь убили и вырезали органы. Ожидают результатов повторной судмедэкспертизы.
- Судим по разрезам на ее теле, вдоль и поперек. По этому поводу много чего "накопали", рассказали опытные медики. Есть такой термин - "поставить человека на крест". Тело поперек режут ножом-тесаком - чтобы кровь резко отошла от внутренних органов. Самое страшное - это делают на живом человеке без наркоза, чтобы не пострадали почки. Разрезы потом выдают за железнодорожные травмы. У Оли порезы вдоль и поперек груди были перемотаны бинтами. Найдите хоть одно объяснение - откуда они взялись? Я уверен, что дочку потрошили на органы для какого-то толстосума. Черкасский судмедэксперт по-отечески посоветовал нам ничего не копать. Потому что ничего хорошего мы не узнаем.
2 июля Закарпатская транспортная прокуратура возбудила дело по факту преднамеренного убийства. Владимир Шевченко требует, чтобы повторную экспертизу делали в его присутствии, в присутствии нескольких судмедэкспертов и научных работников. А дело расследовали в Киеве.
- Почему ради самоубийства Оле надо было ехать так далеко? - спрашивает отец. - Любой психолог скажет, что человек не будет перед самоубийством неделю кататься. Показывали нам фото с места трагедии: на колеях лежал неизвестный человек, порезы - совсем в другом месте. А следователь говорит: это ваша дочь.
Шевченко обратились за помощью к народным депутатам Николаю Томенко и Николаю Катеринчуку.
- Повторное исследование будут проводить несколько наших экспертов, - говорит 64-летний Юрий Шилов, начальник Черкасского областного бюро судебно-медицинской экспертизы. - Но без родителей или научных работников. Это противозаконно.
Дело расследует следователь Олег Яремчук, на отстранении которого настаивают Шевченко.

Любовь Карнарук gazeta.ua
18.07.2012 14:40
Якщо знайшли помилку - повідомте нам, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter