Полковник Липандин, кто убил Ольгу Кузьминичну?

Полковник Липандин, кто убил Ольгу Кузьминичну?История убийства 76-летней черкасщанки Ольги Кузьминичны не интересует милицию. Дотошные порфирии петровичи, раскалываюшие «раскольниковых» -остались в книгах...Зверские убийства стариков из-за жилья стали обычными для нашего времени. Ведь жизнь человека в государстве, где правит бандитская власть, не стоит ни копейки.
Как тут не вспомнить несчастного старика из Светловодска? Его несчастье заключалось в том, что он имел однокомнатную квартиру. На беду, судьбы негодяев из Черкасс и светловодского дедушки пересеклись. Его привезли в Черкассы и полуживого сдали в психиатрическую больницу. Врач привел дедушку в чувство и …отдал в руки убийцам. Несчастного в декабрьский мороз раздели и полуживого закопали в лесу у Дахновки.
Уголовное дело рассматривалось в Черкасском апелляционном суде. Черкасский нотариус, выдавшая два фальшивых документа на квартиру дедушки, предстала, как …свидетель. Кстати, второй документ она выдавала уже мертвецу. Оказалось, что квартира не была приватизирована. Ее и приватизировали с трупом в могиле.
По уголовному делу проходило 5 человек. На скамье подсудимых оказался лишь один негодяй. Остальные числились в бегах.

Но это тени из прошлого. Они свидетельствуют о том, что судьба Ольги Кузьминичны - не единичный случай.
…76-летняя Ольга Кузьминична с молодости до преклонных лет жила в Черкассах. Работала водителем троллейбуса. От государства получила комнатушку в 14 кв. м, с крохотной кухонькой и коридорчиком.
Пенсию Ольга Кузьминична получала небольшую – 1100 гривен. Елена Новикова вспоминает, что Ольга Кузьминична была бережливой. Покупала суповый набор – из спинок, попок куриных. Участковый врач запретила бы употреблять бабушке подобные «деликатесы». Они вредны ее здоровью. Но врачи ее не посещали…
У бабушки не оказалось близкой родни. А охотников на ее жилье появилось много. Социальный работник Елена Новикова, которая опекала бабушку, рассказывает, что она хотела переписать квартиру на племянника из Львова. Проживали родственники и на Черкасщине – в Косарях Каменского района.
Елене Николаевне приходилось уговаривать бабушку, чтобы та покупала бананы, свежую клубнику. Социальный работник дважды в неделю приходила к бабущке– по вторникам и четвергам. Приносила свежие продукты. Да и родственники из Косарей передавали гостинцы.
По долгу службы Ольгу Кузьминичну обязаны были опекать множество социальных служб. Её дом по проспекту Химиков находится рядом с офисом комитета самоорганизации.
В городском бюджете на содержании черкасских КСН города выделяется полтора миллиона гривен в год. Я пыталась достучаться в двери офиса комитета самоорганизации, но тщетно. Была пятница, 11 часов дня. Двери никто не открыл.

...Но пришла беда: Ольге Кузьминичне сделали две операции на тазобедренном суставе. Елена Новикова вспоминает, что как-то бабушка упала и не смогла подняться.
Когда старушка упала в квартире во второй раз, вызвали родственников из Львова. Приехала сестра, и попросила Новикову ухаживать за больной, как сиделка. Елена Николаевна отказалась, поскольку в функции социального работника не входят обязанности сиделки, когда при больном необходимо находится сутками. Тогда наняли сиделкой какую-то женщину.
12 августа Новикова ушла в отпуск. Директор территориального центра социальной помощи Сосновского района Алена Щербак вспоминает, что в четверг, 15 августа, старушку в последний раз посетил их сотрудник, заменивший на время отпуска Новикову.
Второй раз она пришла к подопечной во вторник 20 августа. Однако дверь никто не открыл. Женщине показалось, что на двери заменили замки. Она долго стучала, опрашивала соседей. Те заявили, мол, старушку забрали родственники, квартира пуста. Однако социальный работник не успокоилась, оставила в двери записку, и постоянно наведывалась до сентября, когда несчастную увезла «скорая».
6 сентября незнакомая женщина позвала соседей в квартиру Ольги Кузьминичны. В помещении стоял смрад, валялись кучи мусора и грязных памперсов. На кровати лежала полуживая старушка. Едва шевеля губами, она пыталась что-то сказать соседям. Однако незнакомка не позволила этого сделать, выдворив их вон.
7 сентября эта же незнакомка вновь позвала соседей. На кровати без каких-либо признаков жизни лежала старушка. У ее изголовья стояла нотариус, собиравшаяся оформить дарственную на квартиру на незнакомку. Соседей позвали в свидетели. Но те подняли шум. Нотариус быстренько убежала.
Уже 8 сентября перепуганные соседи были на приеме у депутата горсовета Алексея Арсенюка. 9 сентября в присутствии свидетелей Арсенюк перелез через балкон и застал в квартире старушку в бессознательном состоянии. Он вызвал «неотложку». Ольгу Кузьминичну привезли в реанимацию Третьей горбольницы.
- В жизни видел многое, но такого ужаса не встречал, - рассказывает Алексей Арсенюк. – Престарелую женщину морили голодом три недели. И всё это чтобы завладеть жильем…
В разговоре со мной Алексей Максимович сказал, что хорошо знал Ольгу Кузьминичну. Она была энергичной женщиной. Депутат оплатил лечение и похороны старушки. У нее было здоровое сердце, поэтому так долго боролась со смертью. Врачи рассказывали, что тело старушки было синее от побоев. Поэтому Арсенюк удивлен, что милиция до этого времени не заинтересовалась этой историей.
В сентябре вместе с помощником-консультантом депутата Анатолием Кошовым мы посетили второе хирургическое отделение больницы, в котором провела свои последние дни Ольга Кузьминична. Заведующий отделением Николай Карась поведал, что пациентка поступила в отделение очень грязной, в агонии. У неё обнаружили глубокие пролежни с обеих сторон, которые шли к тазобедренным суставам. Давление - 60/0. Организм обезвожен.
Вызвали реаниматора. Давление удалось поднять до 90/50. Сделали операцию, вырезали омертвевшие ткани из-за пролежней. Ольга Кузьминична пришла в себя, слышала, что говорят и осознавала, что вокруг происходит, но не могла говорить. 29 сентября женщина умерла…
Удивительно, но черкасская милиция не желает расследовать эту историю. Начальник областного милицейского ведомства Владимир Липандин даже пригрозил мне судом после того, как я пожаловалась на его заместителя Бориса Сухецкого. Тот полторы недели не мог мне внятно ответить - заведено ли уголовное дело в связи со смертью Ольги Кузьминичны…
Но, похоже, что такие пустячные дела ведомство Липандина не волнуют. Заставить милицейских начальников оторвать зад от стула может только Врадиевка.
29.10.2013 16:00

Автор: Валентина Васильченко
Якщо знайшли помилку - повідомте нам, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter